г. Иркутск,

ул. Байкальская 202/2

Заполните пожалуйста форму

Обратная связь

Ваше сообщение было успешно отправлено

Александровский централ

Александровский централ – один из исчезающих исторических памятников России. Объект находится в селе Александровском, расположенном в 76 километрах от Иркутска. В его стенах в дореволюционное время находилась одна их каторжных тюрем Российской империи.

Александровский централ фото 
В свое время об Александровском централе знал весь мир. Сюда привозили заключенных из многих других российских тюрем: Крестов, Бутырки, Цитадели, Метехского замка и прочих казематов. Для некоторых арестантов централ становился долгосрочным пристанищем, а для других он был лишь одним из этапов многотрудного пути каторжанина. За долгие годы существования тюрьмы сменилось множество методов воспитания, политических режимов и владельцев зданий.

Александровский централ.1873 г.Фото: Андрей Парилов, дата съемки 8 сентября 2009 г.

Эти тюремные корпуса помнят не только арестантов, но много другого. В разное время в их стенах располагались следующие объекты: винокурня, каторжная тюрьма, трудовая колония для несовершеннолетних, психбольница. Расскажем обо всем по порядку.

 

От винно-водочного завода до тюрьмы

В 1757 году на месте будущей тюрьмы был открыт винно-водочный завод. Откупом на него в то время владел обер-прокурор Александр Глебов. По некоторым данным, первые заводские здания в этом месте были построены немного раньше – в 30-х годах XVIII столетия. Эта территория, скорее всего, была выбрана благодаря наличию всего необходимого: стройматериалов, воды и сырья для выпускаемой продукции. Так, здесь протекали две небольшие речушки и несколько ручьев; рядом находился лес, зрела пшеница.


На первых порах мощности винзавода позволяли выпускать по 100 тысяч ведер водки в год, но со временем объемы возросли на 200%. Для производства пяти ведер водки требовалось 6-7 пудов зерна и солод.


В 1787 году завод перешел в собственность государства, а его доходы, соответственно, полились в казну. С того времени в цехах помимо вольных рабочих, появились и каторжане. Изначально их было 150 человек, но со временем это количество постоянно увеличивалось. Так, в начале XIX столетия на Александровском заводе работало 440 каторжных, а в середине того же века их численность составляла тысячу человек.


К тому времени Александровский винокуренный завод уже приравнивался к обычной каторжной тюрьме. Первые политические ссыльные появились здесь в начале XIX столетия, когда в 1826 году в этих казематах временно разместили декабристов, после чего отправили их на Нерчинские рудники. Во время своего недолгого пребывания в стенах тюрьмы Муравьев, Давыдов и братья Борисовы не работали.

Исторические памятники Иркутской области Именно здесь отбывали наказание и участники Польского восстания 1831 года. Часть из них летом 1835 года под предводительством Петра Высоцкого совершили побег. Все беглецы были вскорости схвачены и наказаны. Зачинщик получил 1 000 ударов палками, а остальные по 500. Сюда также были сосланы участники Чумного бунта в Севастополе 1830 года, среди которых была и одна представительница слабого пола – Маланья Рогова. Численность рабочих завода постоянно увеличивалась за счет участников различных антиправительственных выступлений, а 1863 году среди каторжан оказались и участники еще одного Польского восстания.

 

Уголовные преступники приговаривались к каторжным работам за убийства, грабежи, дезертирство, бегство с места поселения после бродяжничества, за глумление над святынями, поджоги. Большинство арестантов были из солдат и крестьян. Некоторым из них удавалось бежать, кто-то после отбывания срока возвращался домой, но многие оставались здесь, возле завода, на вольном поселении. Так появилось село Александровское.

Село АлександровскСтатистика побегов с Александровского завода была ужасающей. Так, в 1833 году каторгу незаконно покинуло 633 человека, в 1834 – 700, в 1835 – 754. Но уже с 1837 года ситуация несколько стабилизировалась благодаря ослаблению тюремного надзора. Следующая значительная вспышка недовольства пришлась на 1866 год, вследствие чего с завода сбежала большая часть каторжан. Это и послужило поводом для полной остановки винокурни с последующим ее переоборудованием в тюрьму.


С 1873 года понятие «винокуренный завод» окончательно ушло в историю, вместо него официально появилась Александровская центральная каторжная тюрьма, которая уже подчинялась не местным властям, а главному тюремному управлению.  Это в основном была тюрьма для уголовных преступников, которых высылали в Восточную Сибирь из европейской части империи. В помещениях, рассчитанных на 1 000 мест, содержалось намного больше каторжан.

Александровская пересыльная тюрьмаАлександровский централ состоял из комплекса зданий, посередине которого располагалось двухэтажное сооружение, выполненное из темно-красного кирпича. Его фасад «смотрел» в сторону дороги. Над главным входом располагалась большая закругленная вывеска. На ней был изображен позолоченный двуглавый орел, и присутствовала надпись «Александровская центральная каторжная тюрьма». С большого расстояния можно было рассмотреть решетчатые окна, одна половина которых выходила на улицу, а другая – на тюремный двор. Главное здание включало два смежных корпуса, формирующих большой квадрат. В этом сооружении находилось свыше 30 общих камер, 21 одиночная и мастерские разной направленности, а на территории широкого тюремного двора располагались кухня, баня, прачечная, кладовые и церковь. Ограничением для двора служил высокий кирпичный забор, по углам которого были построены вышки для караула.


В 1889 году корпуса тюрьмы сильно пострадали от пожара. На их восстановление ушло около 2-х лет.


Перевоспитание преступников гуманными способами

Коренные перемены в перевоспитании заключенных пришлись на 1880-е годы, когда начальником зоны был назначен Сипягин. Спустя небольшой отрезок времени его повысили до должности иркутского тюремного инспектора, а его место занял Лясотович, который придерживался курса предшественника.


Эти два либерала кардинально изменили суровый режим тюрьмы: вместо системы, предусматривающей обязательное наказание, они стали применять метод, направленный на исправление заключенных гуманными путями. Арестантам больше не нужно было бояться розг, кандалов и карцера. Руководство приложило все усилия, чтобы создать рабочие места и заинтересовать ими заключенных. Появилось множество мастерских, доход с которых шел на улучшение содержания самих арестантов, а треть заработка накапливалась на их индивидуальных счетах и выдавалась по завершению срока. Тяжелого труда здесь не было. Отбывающие срок шили одежду, обувь, мастерили сбрую и занимались слесарным делом. Близ тюрьмы находились огороды, на которых заключенные выращивали необходимые овощи.

 

Изменения коснулись и других сфер жизни арестантов: повысилось качество их питания; улучшилось санитарно-гигиеническое состояние помещений тюрьмы; а одежде невольников порой даже завидовали местные крестьяне. Отбывающие срок получили возможность освоить школьные предметы, также с ними проводились различные собеседования. Необычным явлением стало создание тюремного театра, на подмостках которого выступали заключенные и настоящий оркестр. Удивительно и то, что дирижером оркестра являлся сам начальник тюрьмы! Особого внимания заслуживает тот факт, что любой, кто попадал в Александровский централ на концерт, был очарован и виртуозным исполнением произведений, и дисциплинированным поведением арестантов, и человеческим отношением к ним со стороны начальства.


С того времени слух об Александровском централе разнесся во все уголки Российской империи и даже за ее пределы. Посмотреть на диковинку приезжали иностранцы. Тюрьма стала предметом гордости не только начальства, но и правительства, которое охотно выписывало сюда пропуски, не реагируя на ядовитые статейки в некоторых газетах, говорящие, что в селе Александровском не острог для каторжан, а отель высшего класса. Этот объект стал гордостью российского тюремного ведомства, и его часто упоминали, отвечая тем, кто критиковал русские каторжные порядки.


Подобный подход к делу очень скоро принес свои плоды: увеличился процент арестантов, ставших на путь исправления; искоренилось такое явление, как побеги; но самое удивительное то, что при отправке многочисленных партий заключенных на строительство Сибирской железной дороги, к ним не приставляли конвой, обходясь лишь одним-двумя надзирателями.

 

Возвращение к старым порядкам

В 1889 году недалеко от главного корпуса появились деревянные бараки Александровской центральной пересыльной тюрьмы. В них содержались заключенные, отправляемые по этапу в другие регионы. В 1902 году в стенах пересыльной тюрьмы оказался Феликс Дзержинский, которому не понравился режим содержания и он возглавил протест. Получив от начальства отказ, арестанты восстали. Изгнав тюремную охрану из своего корпуса, они забаррикадировали ворота и подняли красный флаг. В течение 3-х дней заключенные удерживали власть. Подавление бунта стоило значительного труда, но следует заметить, что сила при этом не применялась.

Фото из семейного архива Лучшевых с. АлександровскФото из семейного архива Лучшевых с. Александровск (На фото охрана Александровской центральной пересыльной тюрмы).

После данного происшествия условия содержания в Александровском централе были ужесточены, вернулись давно забытые порядки, в результате чего тюрьма стала похожей на остальные российские тюрьмы. Напомним, что первое время в централе содержались лишь уголовники, но в начале XX столетия сюда стали поступать и так называемые «политики», численность которых в разные годы составляла от 250 до 700 человек.Каторжане александровского централа

 

 Александровская тюрьма при СССР

После Октябрьской революции Александровский централ выполнял ту же функцию, изменились лишь статьи, по которым сюда отправляли заключенных. В 1919 году здесь произошла настоящая кровавая бойня. В то время в тюремных казематах находилось свыше 1 200 арестантов. Одним заключенным удалось бежать, а другие были казнены. В 1920 году централ был взят красными партизанами.


Полуразрушенные здания тюрьмы, сохранившиеся до наших дней, входят в список историко-архитектурных памятников общегосударственного значения. При советской власти к Александровскому централу относились, как к памятнику революционных событий. Поскольку здесь ранее отбывали срок такие деятели, как Дзержинский, Киров и Фрунзе, то в рассказах экскурсоводов казематы в селе Александровском были описаны исключительно в мрачных тонах. Взору гостей, посетивших тюрьму, представала крайне неприглядная картина – угрюмые карцеры и «каменные мешки», представляющие собой глухие застенки, в которых можно было рассмотреть следы запекшейся крови казненных революционеров и выбоины от пуль. Столь жуткие картины гиды сопровождали пояснениями, походившими на фрагменты из фильмов ужасов.

Александровский централ при сссрСпустя некоторое время в корпусах тюрьмы была основана Александровская трудовая колония для несовершеннолетних. Уже в 1936 году в ее мастерских изготавливалась масса разных товаров, в том числе пуговицы и изделия из гагата. Позже здания бывшего Александровского централа были отданы под СИЗО.


В середине 1950-х годов в бывших тюремных корпусах разместилось отделение Иркутской областной психиатрической больницы №2, которое просуществовало более 60 лет. Причиной закрытия больницы для душевнобольных стало снижение финансирования, первая волна которого пришлась на начало 90-х годов. В 1998 году правое крыло здания сильно пострадало от пожара.


В разные годы в медучреждении находилось на лечении от 500 до 1 000 человек. В 60-70-х годах XX столетия здесь даже были выделены палаты под детское отделение. Большинство больных составляли пациенты, нуждающиеся в пожизненной терапии. В основном палаты были рассчитаны на 14-15 больных, но были и такие, которые вмещали по 30 пациентов.


При расселении в первую очередь обращали внимание не на диагноз, а на предпочтения людей: кому с кем комфортнее жить. При этом мужчины лечились в одном отделении, а женщины в другом. Персонал тоже распределяли по половому признаку, например, медсестра-женщина не могла работать в мужском отделении, как и врач-мужчина в женском.


Отсчет заката существования психбольницы можно вести с 2013 года, когда ее посетил уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин. К тому времени в стенах медучреждения проходило терапию 530 пациентов. Признав условия содержания больных бесчеловечными, чиновник написал жалобы в различные инстанции. Генпрокуратура не дала разрешение на закрытие, сославшись на исполнение предписания властями Иркутской области и перевод части пациентов в другие медучреждения. В 2014-м году у больницы отозвали лицензию по причине несоответствия санитарным нормам. Еще спустя 2 года Валерий Лукин обратил внимание чиновников на недофинансирование питания и обеспечения медикаментами двухсот оставшихся пациентов. Он подсчитал, что больные питались всего на 48 рублей в день.

Александровский централ психиатрическая больницаДля большинства селян закрытие психбольницы означало потерю средств к существованию, ведь в данном медучреждении работал каждый третий житель Александровска.


В конце 2016 года минздрав региона закрыл больницу. Пациенты были переведены в другие медучреждения. Для персонала также были найдены рабочие места в 2-х других психиатрических больницах.


В наше время здание имеет печальный вид: оно сильно просело, кирпичная кладка частично разрушена, стены почернели от сырости. К этим последствиям привели два фактора: болотистая местность и отсутствие финансирования с вытекающей из этого невозможностью произвести ремонт. Корпуса постепенно погружаются в грунт, подвал заполняется водой…

 


Чтобы завершить наш рассказ на оптимистической ноте, окунемся еще раз в то время, когда Александровский централ слыл на весь мир настоящим раем для каторжан, и приведем яркий пример из прошлого. В 1895 году Иркутск посетили два француза – Шафанжон и Матиссен. Первый был депутатом парламента, а второй – мэром небольшого городка. Можно сказать, что оба гостя оказались в Иркутске случайно, поскольку этот город оказался на их пути в Поднебесную, куда они направлялись по коммерческим делам.

Французов в Сибири удивляло все: и местные устои, и купцы. Но больше всего их потряс визит в Александровскую каторжную тюрьму. Впоследствии во время встречи с иркутянами они поделились, что Россия – это страна контрастов и больших возможностей. А такой тюрьмы, как в Александровском, больше не найти нигде в мире! 


 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

РЕКЛАМА!

ВАША РЕКЛАМА-2